Мнение профи ,  
0 

Как сократить издержки в эпоху борьбы с «налоговыми гаванями»

Транзитные пути, по которым доходы состоятельных россиян попадали в офшоры, закрываются, а значит нужен новый взгляд на налоговое планирование. В этом уверен директор по развитию бизнеса Hill Consulting Сергей Нестеренко

Пересмотр налоговых соглашений с Кипром, Мальтой, Нидерландами и рядом других стран вызвал большой ажиотаж в среде российского бизнеса. Льготами по соглашениям пользовались в основном инвесторы, заработавшие ранее в России и выводившие средства за рубеж. За исключением, пожалуй, случая с Нидерландами, где находятся европейские штаб-квартиры многих реальных транснациональных компаний, инвестирующих в нашу страну — таких как Shell, Philips и Danone. Собственно, для привлечения в страну иностранных инвесторов и создавалась система соглашений об избежании двойного налогообложения (СоиДН).

Действительно ли новый налоговый режим окажет существенное влияние на российский бизнес?

Борьба за налоги

Россия — не единственная страна, которая задумалась о несправедливости существующей системы международного налогообложения. Еще в 2012 году страны G20 одобрили План борьбы с размыванием налоговой базы и выводом доходов (BEPS). Выполняя этот план, Еврокомиссия усилила давление на европейские офшоры — Кипр, Люксембург, Мальту и Нидерланды, известные своими льготами для инвестиционных и холдинговых компаний. Даже в далекой Африке некоторые страны задумались о пересмотре налоговых соглашений с Маврикием, региональным аналогом Кипра.

А Россия, после ратификации в 2019 году подготовленной в логике BEPS Многосторонней конвенции по налоговым соглашениям (MLI), обязалась внести в большинство действующих СоИДН два новых критерия: ограничение льгот (Limitation of Benefits, LOB) и тест на деловую цель (Principal Purpose Test, PPT). Эти критерии разрешают использование льготных ставок только если их получатель — реальная иностранная компания, ведущая независимую коммерческую деятельность, имеющая офис и персонал, соответствующий объему операций, и являющаяся конечным получателем доходов из России. Если же основная цель создания, скажем, кипрской компании — получение льгот, а средства выводятся с Кипра далее в офшор — такая компания не имеет права на льготы. При перечислении в ее адрес дивидендов, процентов и роялти должны применяться стандартные российские ставки налога — 15%, 20% и 20% соответственно. Эти налоги, напомним, должны удерживать российские компании до перечисления средств за рубеж.

Схожий критерий — фактического получателя дохода — уже сейчас использует ФНС, поэтому многие крупные отечественные компании предпочитают использовать полные ставки налога на дивиденды — 15% — с тем, чтобы не подвергать себя рискам проверок и доначисления налогов со штрафами. А использование в соглашениях критериев MLI сделают применение незаслуженных льгот практически невозможным. Большинству российских компаний так или иначе придется платить 15% или 20% — мало кто готов тратить сотни тысяч долларов на создание полноценной зарубежной компании, отвечающей всем новым требованиям. Так что нынешнее повышение ставок с 5% до 15% при транзакциях с Кипром и другими странами скажется на бизнесе лишь в краткосрочной перспективе.

Децимация бюджета: почему в кризис не надо сокращать госрасходы
Кризис , Бюджет , Расходы

Что делать российским инвесторам

Наиболее обсуждаемый на сегодня вариант реакции бизнеса на новые правила — смена юрисдикции зарубежной компании, получающей пассивные доходы из России. На сегодня у России 82 соглашения об избежании двойного налогообложения. Из них 38 допускают пониженную ставку в 5% по налогу на дивиденды, а 18 из них, включая соглашения с большинством европейских стран и США, еще и нулевую ставку на процентные доходы. Казалось бы, выбирать есть из чего. Но российские власти обещают продолжить процесс пересмотра соглашений, кроме того, подход к налогообложению трансграничных операций ужесточается во всем мире и вывод капитала становится все более затратным.

Если раньше все налоговое планирование сводилось к выбору юрисдикции с максимальными льготами и дальнейшей отправке денег в офшоры, то теперь это уже не работает. Налоговые органы могут получать информацию о зарубежных компаниях и счетах в рамках автоматического обмена информацией, расширяется практика запросов в зарубежные юрисдикции.

Кроме того, без уплаты налогов становится невозможным доказать легальность происхождения активов — ни для зарубежного банка при открытии счета, ни при приобретении недвижимости, ни при получении вида на жительство или гражданства в другой стране.

Поэтому тем, кто мыслит на несколько шагов вперед, стоит задуматься о принципиально новых подходах к налоговому планированию. Можно строить его от бенефициара, конечного получателя средств, отматывая всю цепочку назад. Как перераспределить доходы на текущее потребление с уплатой налогов и на накопления, через какие структуры — компании ли, фонды или трасты; где следует находиться в момент получения доходов, как выбрать подходящую страну для проживания семьи и налогового резидентства, как планировать свое перемещение по миру — эти вопросы сейчас наиболее актуальны.

Лучше дома под матрасом: как меняются банковские продукты из-за пандемии
Банки и финансы , Кредит , COVID-19

Кстати, в связи с происходящими в мире событиями, существенно возрос интерес к получению вида на жительство или паспорта другой страны. Владельцы бизнеса хотят подготовить запасную площадку на случай новых эпидемий, политических кризисов или экономических потрясений. C помощью смены резидентства можно минимизировать и налоговые расходы: если владельцем иностранной компании будет нерезидент РФ, то российские налоговые ставки к нему применяться не могут. При этом существует ряд стран с льготным и даже нулевым налогообложением дохода вне страны нахождения — так называемый территориальный принцип налогообложения. Все это можно использовать в персональном налоговом планировании.

Впрочем, останется место и для собственно офшорного бизнеса. Надо понимать, что зарубежные компании с российскими бенефициарами использовались и будут использоваться не только и не столько в целях налоговой экономии. С налогами россияне научились обращаться и внутри России, да и российские ставки для физических лиц — 13% или даже ожидаемые 15%, весьма далеки от европейских 30-50%. Основные же преимущества иностранных компаний — это более высокая степень защиты активов, в том числе и российских, отсутствие валютного контроля, упрощенный порядок выхода на зарубежные рынки и многое другое.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Спросите профи», может не совпадать с мнением редакции.

Самые выгодные курсы валют всегда на бирже
ВТБ Мои Инвестиции
Когда все рынки мира под рукой, инвестируйте откуда угодно
Подробнее