0 

Сфокусироваться на общей картине: как обратить кризис себе в пользу

Почему во время падения фондового рынка фундаментальный анализ не работает? Можно ли извлечь из кризиса выгоду? Об этом РБК Quote рассказал обладатель сертификата CFA и автор канала об инвестициях Ренат Валеев
Фото: uforms.ru для РБК Quote
Фото: uforms.ru для РБК Quote

Однажды в школе мне дали задание нарисовать елку на огромном листе для подготовки к Новому году. Я начал рисовать елку так: выводил по отдельности каждую иголочку. Ведь я хотел, чтобы елка получилась красивой. В последний день в три часа ночи я обнаружил, что не нарисована и треть елки. Я выбрал неправильный подход. Мне нужно было сфокусироваться на общей картине. В нынешней ситуации, когда вокруг бушует коронавирус, а вслед за ним рушится мировая экономика, стоит поступить так же.

Последний герой

Наступает момент истины. Инвесторам по всему миру пришло время показать, кто на что способен. Многие во второй половине 2019 года могли удачно прокатиться на растущем рынке: заскочить в поезд, проехаться одну-две остановки и быстренько выскочить. Но не каждый понимает, как быть теперь, когда этот поезд начинает колошматить вдоль и поперек, да еще и со скоростью телепорта.

А именно так выглядит фондовый рынок сегодня. За красными линиями на графиках так и слышится, как раздаются чьи-то стоны, как натягиваются и лопаются нервы. В такое время открывается масса возможностей. Можно сделать состояние в период всеобщего безумия, станцевать на чьих-то костях, выйти победителем и стать последним героем. Поле битвы будет устлано телами побежденных. Но как бы и самому не оказаться на этом поле.

Как я разочаровался в фундаментальном анализе

Я начал торговать в конце 2007 года, будучи студентом. Вначале, как и многие, добросовестно рассчитывал мультипликаторы  , оценивал перспективы отраслей, диверсифицировал портфель и даже строил модели. А потом индекс РТС за несколько месяцев упал в пять раз вместе с моим диверсифицированным портфелем и оставил меня в немом оцепенении перед монитором.

Я увидел, что акции могут падать еще, еще и еще… И так день за днем. Каждый день! Ниже своей справедливой стоимости в самые закрома бездны, куда-то в геенну, а потом лежать там полгода. Я не мог смотреть на это и решил навсегда покончить с фондовым рынком. Кризис 2008 года подействовал на меня как прививка от того, чтобы слишком сильно копаться в деталях. ЛУКОЙЛ, «Роснефть» или РАО ЕЭС — какая разница, когда цена всех акций двигается одинаково вниз?

Когда от портфеля уже почти ничего не осталось, я решил, что терять нечего, и наобум вложил все уцелевшие деньги в акции компании под загадочным названием «Арсагера». Все, что я знал об этой компании, было то, что акции ее растут каждый день на 40%. Я купил, и… это сработало.

На одной сделке я сделал 600%, отбил все потери и даже вышел в плюс. А потом сделал еще 100% на уже полученный капитал. Я был сбит с толку. Я угробил массу усилий на анализ отдельных компаний и потерял при этом почти все деньги. А потом получил баснословную прибыль и пальцем при этом не ударил. «Что-то здесь не так…» — подумал я.

Перейти на темную сторону? Нет, спасибо

Когда я пришел в себя, то сделал важный вывод: я должен смотреть на фондовый рынок в целом. Прежде всего нужно отталкиваться от макроэкономики, политики центральных банков, общеэкономических индикаторов, анализировать глобальные новостные темы, волнующие рынок. На сегодняшний день это, например, Brexit, торговая война США и Китая, внезапные решения членов ОПЕК, угрозы от распространения коронавируса и так далее.

Спустя много лет после кризиса 2008 года я сдал экзамен CFA (международный сертификат в области финансового анализа и инвестиций. — РБК Quote) всех трех уровней. При подготовке к нему сложно не стать приверженцем фундаментального анализа. Но даже это не заставило меня переметнуться на темную сторону чтецов отчетностей. Сейчас, пока вы разбираете отчетность или читаете мнение аналитиков про недооцененный «Газпром» или Сбербанк, за окном разворачивается масштабный кризис.

Легко сказать, что «акции компании N фундаментально недооценены». Но где теперь эта пресловутая фундаментальная стоимость, когда вирус устраивает мировое турне? Когда Саудовская Аравия заправляет супертанкеры и отправляет их к берегам Европы — на основной рынок сбыта России — по ценам на 20% ниже, чем наши?

Когда тучи сгущаются и происходит тотальный коллапс, почти все за редким исключением летит вниз одинаково быстро. И те компании, у которых коэффициент P/E  чуть ниже, и те, у которых чуть выше. Рынок — не то место, где стоит слишком усердно искать логику. Здесь может твориться полное безумие. Цена акций может доходить до абсурда. Единственная реальность — это то, что происходит на мониторе перед глазами.

Рынок — это океан, кризис — пятиэтажная волна

Допустим, вы стоите на берегу океана. Океан волнуется. Ваша задача — спрогнозировать, какие волны будут больше, какие меньше и до какого места на берегу они дойдут. Вы следите за волнами и занимаетесь своими расчетами, как вдруг где-то на другом конце земного шара сдвинулась тектоническая плита. Из-за этого уровень океана изменился. В результате и берег, и вас, и всю вашу страну накрывает пятиэтажной стеной воды. Океан в этом примере — фондовый рынок.

Если вы торгуете на рынке и жалуетесь на безумие толпы, то вы уподобляетесь человеку, который не умеет плавать, тонет и винит при этом воду.

Конечно, говорить, что фундаментальный анализ не работает, тоже неправильно. Но в текущей обстановке необходимо понимать следующее. Фундаментальный анализ отдельных компаний — это очень и очень долгая история. Акции возвращаются к справедливой стоимости годами, а падают вниз моментально. Вы возразите: «Ну все-таки когда-нибудь акции отрастут!» Взгляните на японский индекс акций TOPIX: в конце 1980-х, начале 1990-х годов он был на высоте. Но потом упал и за 30 лет и так не восстановился.

Фундаментальный анализ в кризис не работает. Да и технический анализ в период турбулентности — тоже не выход. Что же делать? Обычно я рассказываю об этом в телеграм-канале. Но универсальных рецептов все равно нет, здесь я предложу варианты.

Первое: изучите прошлое. Посмотрите на поведение цен в истории. Многое здесь зависит от того, насколько вы правильно поставите вопрос. Например:

— Если рынок падал на 20% за примерно такое же время, насколько еще он потом падал?

— Что происходило в прошлом после того, как индекс также сильно падал за день, как сейчас?

— Как долго раньше падал фондовый рынок?

— Как сильно влияли на рынок заявления центральных банков, президентов, правительств?

— Как те или иные активы вели себя относительно других активов?

— Какие акции в настоящий момент падают не так быстро, как другие? Что было с ними раньше во время кризиса?

Второе: сфокусируйтесь на общей картине. С уровня финансовой отчетности поднимитесь на уровень глобальных тем. Что стоит в центре внимания всего рынка? В настоящее время это:

— скорость распространения коронавируса;

— рынок нефти;

— ответ властей на вышестоящие вызовы.

Отличительная особенность текущего кризиса состоит в том, что любой человек имеет доступ к данным по распространению коронавируса. Во времена финансового кризиса в США в 2008 году данные по объемам финансовых деривативов от широкой публики были скрыты. Или, по крайней мере, получить их было не так просто.

Задумайтесь, а хорошее ли сейчас время для покупок акций? Падающие цены не означают автоматом хороший повод для покупки. Если вы убеждены в том, что рынки быстро отыграют вверх, вам необходимо осознать, что они не просто получили удар. Рынки получили двойной удар: вирус плюс нефть. Это при том, что признаки замедления экономики и проблемы имелись и до появления вируса.

Американский рынок рос десять лет после кризиса 2008 года, и это был сильнейший растущий рынок. Что ж теперь удивительного в таком яростном падении? То, что кажется дешевым на графике за один год, может выглядеть не таким уж дешевым на графике за 20-летний период.

Вирус — это, возможно, лишь спусковой крючок, который обнажает давно скопившиеся в экономике проблемы. Вероятно, мы стоим только у порога замедления экономики, и впереди нас ждет рецессия  во многих странах. У вас впереди может быть еще уйма времени, чтобы купить акции. То, что мы наблюдаем сейчас, — только начало.


Больше интересных историй и новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

От латинского Recessus – отступление. Совокупность негативных явлений в экономике. Главный показатель рецессии – снижение валового продукта страны расчетный показатель, позволяющий оценить уровень рыночной недооцененности или переоцененности акций. Обычно считается как отношение показателя, содержащего рыночную стоимость (капитализация, цена акции, стоимость бизнеса) с отчетным финансовым показателем (выручка, прибыль, EBITDA и др.). Недооцененность или переоцененность компании оценивается путем сравнения значения мультипликатора компании с мультипликаторами конкурентов P/E = Капитализация / Чистая прибыль Один из самых популярных коэффициентов недооцененности акций. Он соотносит рыночную стоимость компании с прибылью. При сравнении двух компаний P/E показывает, насколько рубль чистой прибыли одной компании оценивается инвесторами выше, чем рубль чистой прибыли другой. При прочих равных условиях интереснее компания, у которой значение P/E меньше: есть вероятность, что она недооценена и ее акции будут расти быстрее.
Чтобы начать инвестировать, нужно открыть брокерский счет
Это можно сделать онлайн за несколько минут
Персональный инвестиционный советник
поможет достичь желаемой цели
Подробнее